ВС разобрался с залогом товаров в обороте

Два залогодержателя не могли определиться, что именно выступает предметом договора залога и кому из них принадлежит залоговое старшинство. ВС помог им разобраться.

Группа компаний заключила несколько кредитных договоров с банками, обеспечив их исполнение залогом. Сначала «Модус-ВН», занимавшийся реализацией авто, передал Сбербанку 14 легковых машин, сведения о которых включили в залоговый реестр. Позже компания заложила 18 автомобилей «Возрождению», 14 из которых были теми же, что и в договоре с другим банком. При этом в новом обеспечении они числились как товары в обороте. Через пять лет «Модус-ВН» признали банкротом. Чтобы разрешить разногласия между двумя залогодержателями, управляющий обратился в суд (дело № А14-16949/2019).

Первая инстанция признала старшинство залога за «СБК Геофизика» (правопреемник Сбербанка), поскольку на момент заключения договоров сведения о залоге уже опубликовали в реестре. Но апелляция решила, что четыре оставшихся авто не могут быть предметом залога. Суд посчитал, что «Модус-ВН» имел право распорядиться обремененным товаром по своему усмотрению и отчуждать его как оборотный актив. Значит, право требования по ним стоит признать за «БМ-Банк» (правопреемник «Возрождения»). Кассация поддержала эти выводы.

«СБК Геофизика» не согласилась с квалификацией договора между «Возрождением» и «Модус-ВН». Заявитель настаивал, что по договору были заложены именно товары в обороте, что следует из повседневной деятельности «Модус-ВН» по продаже авто. Кроме того, спорные четыре автомобиля не исключены из оборота должника. «Возрождение» фактически оставлял банкроту машины для реализации, не ограничивая его в распоряжении ими. Но залога конкретного имущества не возникло. В данном случае залоговый приоритет должен принадлежать «СБК Геофизике» как правопреемнику Сбербанка, настаивал заявитель.

Практика Поручительства, залоги и торги: главные банкротные тренды

«Действительно, описание индивидуально-определенных характеристик предмета залога более свойственно правоотношениям, когда вещь передается в обычный залог. Однако такое описание само по себе не исключает и вариант, когда в залог передается товар в обороте», — пояснил ВС. Для надлежащей же квалификации имеют значение признаки, характеризующие положение товара — статичное или динамичное. 

Так, все залоговые автомобили, в том числе и четыре спорных, выставлялись на равных на одной и той же площадке. Четыре авто не были обособлены либо исключены из оборота должника, не помещались в другое место и не скрывались от покупателей. Также на них не наносили знаки о залоге. То есть продавец мог продать эти автомобили. «По крайней мере, суды не установили совершение сторонами договора действий, препятствовавших реализации автомобилей в процессе хозяйственной деятельности должника», — резюмировал ВС. А еще в договоре постоянно менялись наименования заложенных машин. По данным «СБК Геофизики» это произошло больше 160 раз. Это значит, что спорные четыре автомобиля, как и все остальные, находились в залоге как товар в обороте.

Придя к таким выводам, ВС отменил постановление апелляции и суда округа в части определения порядка распределения средств, вырученных от продажи четырех автомобилей, и в этой части оставил в силе определение первой инстанции.

pravo.ru

Смотреть также

ФНС подготовила обзор позиций КС и ВС по налогам за 4 квартал 2023 года

Ведомство обобщило практику высших судов по применению УСН, двойных штрафов, нулевой ставке НДПИ и другим …

Добавить комментарий