Себя не жалея, они работали

Себя не жалея,  они работали
20 Октября 2015
Не знаю почему, но, въезжая в деревню, представила, как в 1941-ом сафаровцы провожали своих солдат под «Походную песню».
Утро первого дня войны
Настороженные деревенские улицы, военные грузовики, печальные глаза детей, слезы на глазах жен и матерей...
Я напросилась в гости к бабушке Сагиде Каримовой (по мужу Мутагаровой). Ее дом находится на возвышенности. Светлое, доброе лицо, выразительные глаза, полные грусти от воспоминаний о войне. Она родилась в 1925 году в Ахуново в крестьянской семье. Отец Нигматьян Каримович был участником Первой мировой войны. В 1941-ом Сагида окончила школу. С восьми лет ходила с матерью полоть грядки и заготавливать сено.
- Когда мама уходила на работу, в доме, во дворе становилось тихо. А 22 июня, выглянув в окно, сильно удивилась: утром на улице оказалось много народа. Было очень шумно, односельчане что-то бурно обсуждали. Оказалось, началась война…
Вскоре, проводив почти все мужское население села на фронт, председатель колхоза собрал молодых девчат, женщин, подростков и сказал:
- Милые мои, война, видно, затянется надолго. Теперь вам придется обеспечивать фронт всем, что требуется.
Им было велено явиться в контору с вещами, одеялом и подушкой. Повезли за 15 километров от Ахуново на хутор Янсап, поселили в доме женщины, у которой было трое маленьких детей. Она недавно проводила мужа на фронт и беспрестанно плакала. Четырех девчат, в том числе и Сагиду, отправили в лес на заготовку дров. Представьте себе, совсем юные девчата пилят огромные деревья. По ночам волки выли, было очень страшно. Затем работали на сенокосе, там Сагида научилась вершить стога. Вскоре ей предложили стать бригадиром. Работала вместе с остальными, только ответственности прибавилось.
От зари до зари на работе
- Шустрая и сильная должна работать на лобогрейке (жатка для уборки зерновых культур, сенокоса - автор), - сказал как-то ей председатель колхоза.
- Тяжело было убирать рожь, - вспоминала Сагида Нигматьяновна. В тот год она уродилась высокой, густой, тяжелые колосья склонялись к самой земле. Отработав кое-как три дня, уже хотела было идти к бригадиру - больше не могу, сил нет. Но испугалась, отцу пожалуются, мол, дочь не хочет работать, а то вообще репрессируют. Но бригадир и сам понял, что девчушка может надорваться. На лобогрейке стали работать по очереди.
Накануне 1942 года пятнадцать девчат, в том числе и Сагиду, отправили на рудник. Здесь они пробыли три месяца.
- Одна вагонетка в шахту опускалась за рудой, другая поднималась наполненной. Мне надо было успевать ее разгрузить, а затем отвезти на химзавод. Когда не хватало шахтеров, нас отправляли вместо них. За работу на руднике нам выдали боны (заменители денег), - рассказывала Сагида Нигматьяновна. Отоварились в магазине «Алтын», который также находился на территории рудника.
На заработанное купила тогда себе и сестренке платьишки, отцу и братьям - по рубашке, маме - красивый платок. Домой ехала счастливая, богатая. На следующий день снова на работу.
И гармонь на память
Весть о Победе застала Сагиду в поле. Заодно с радостным известием бригадир привез мясо и муку. Впервые с начала войны сварили настоящий тукмас, насладились вкусом, который уже успели подзабыть.
Сагида Нигматьяновна достала фотографию, которая не раз публиковалась в местных СМИ. На ней запечатлено комсомольское звено «За высокий урожай». В январе 1948 года десять комсомольцев были приглашены в Уфу, где наградили медалями «За трудовую доблесть». А еще сфотографировали и подарили гармонь!
Трудовая биография бабушки Сагиды насыщена интересными фактами, по которым можно узнать о судьбе деревенской женщины в годы войны. Работала она и почтальонкой в деревне мужа, и библиотекарем в Сафаровской школе. С будущим спутником жизни Рашидом бабаем (был призван в армию в 1942-ом) ее познакомили родители. Оказалось, что отец Сагиды был сослуживцем отца Рашида Мутагарова в годы Первой мировой войны. Сагиду они сосватали еще до войны, но свое «да» девушка сказала после ее окончания. Переехала в Сафарово, о чем никогда не жалела. Прожила с Рашидом бабаем 53 года. Супруг умер в 2002 году.
Несмотря на свой возраст, Сагида Нигматьяновна на месте не сидит, по дому все сама делает, на аяты ходит, знает суры Корана. Такую бабушку смело можно назвать «ак инэй». И меня она угостила вкуснейшим тукмасом, как раз таким, каким юные труженицы тыла отмечали долгожданную Победу. Хорошо стало на душе. Будто соприкоснулась с чем-то очень большим, теплым и светлым…
Алина Ахмедьянова,
г.Учалы.
Номер газеты:  №47 (24.06.2015)
Короткая ссылка на новость: http://uchalinka.ru/~9jErS