Народный певец

Народный певец
26 Сентября 2018
Мне, как и многим моим сверстникам, с благоговением слушавшим в годы перестроечной юности, пожалуй, лишь Высоцкого и Окуджаву, народные песни в стиле узун-куй казались скучными.
Сохранившееся с детства воспоминание. Взрослые в гостях любили подпевать друг другу, весело, шумно, но при первых звуках протяжной мелодии устанавливалась тишина, которую не разрешалось нарушать даже маленьким детям. Почтительное, вдумчивое слушание - каждый уходил в себя, слезы на глазах и долгая пауза после того, как уже песня спета... Все это было непонятным. Пока однажды на концерте не услышала несколько народных песен в исполнении Абдуллы Султанова. Боль и гордость за прошлое своего народа, личную сопричастность, ответственность за его будущее, что-то родное, идущее из глубины веков и передаваемое из поколения в поколение, вдруг ощутила всем сердцем и душой. Простые безыскусные строки в устах немолодого певца звучали как откровение - то, что не сумела донести официальная история, донесла песня...
...Абдулла Султанов. Имя простого пастуха с начальным образованием сегодня в Башкортостане на слуху и известно многим почитателям народного искусства. Самодеятельный певец признан профессионалами одним из самых лучших исполнителей народной песни. Внешне в нем нет ничего от артиста, певца: ни расправленных плеч, ни театральных жестов. На сцене он неприметен. Бесстрастен. Лишь голос, сильный, красивый - царствующий. Про который говорят: «Хозайзан бирелган - Богом данный». Соловей, признанный лесной певец, - птица, впрочем, тоже неброская...
Родом Абдулла Султанов из маленькой деревни Кубагушево. Он, пожалуй, первый из своих односельчан так прославил ее своим талантом. Свой дар деревенский мальчик почувствовал очень рано. Специально песни с ним, конечно же, никто не разучивал - не принято было. Старенький патефон соседа Галимьяна Гиниятуллина с часто ставящейся на него пластинкой с песнями «Урал», «Буранбай» - единственный на всю деревню - стал для него первым учителем. Абдулла заходил в дом или стоял под раскрытыми окнами, откуда доносились проникновенные мелодии, и слушал. Так и выучил эти две песни, другие разучил позже, когда появилось радио.
Близлежащие леса и горы были для Абдуллы агая первыми слушателями - особыми, дарящими вдохновение. Восхищение родной природой, щемящую грусть, ликующую радость на душе - все немногословный от природы певец выражал через песню. А еще через курай и скрипку, которые смастерил сам. Односельчане называли и называют его до сих пор не иначе, как йырсы Абдулла - певец Абдулла. Хотя работал он всю жизнь - с 11 лет и до самой пенсии - пастухом. Но пастухом был со странностями, в хорошем смысле этого слова. Земляки до сих пор, как о чем-то удивительном, рассказывают, как деревенское стадо послушно шло за ним, играющим на курае или поющим. По-доброму посмеивались: видано ли, коровы, приплясывая, идут за пастухом, а не он за ними, как должно быть. А по утрам, собирая стадо, он пел так, что женщины открывали окна и зачарованно слушали. И плакали, каждая над своей судьбой - кто-то проводил на фронт мужа, кто-то сына, брата...
Впервые на сцену Абдуллу Султанова вывела деревенская учительница Мафтуга Суфиянова. Сначала он пел на концертах перед кубагушевцами, потом стал ездить в район. В 1952 году пришло первое официальное признание: на районном смотре художественной самодеятельности Абдулла агай занял первое место. Тогда его даже пригласили работать в столичную филармонию. Не согласился. А сейчас, по прошествии времени, говорит его жена Надиба апай, с которой они более полувека вместе прожили, иногда сожалеет, что не уехал. Но от приглашений выступить на всевозможных концертах, смотрах Абдулла агай никогда не отказывался. На Всероссийском конкурсе в Москве Султанов получил звание лауреата, не единожды удостаивался лауреатства на республиканских смотрах. Имеет звания «Заслуженного работника культуры Республики Башкортостан», «Народного артиста Республики Башкортостан». Он награжден орденом Салавата Юлаева. На мой вопрос: «Какая из наград самая дорогая, памятная?» Абдулла агай ответил: «Все». Немного помолчав, добавил: «Меня люди называют народным певцом, вы, наверное, слышали. Народное признание - самая дорогая награда...»
Про Абдуллу Султанова рассказывают много историй. Вот одна из них. Однажды самодеятельному певцу пришлось выступать перед музыкально просвещенной публикой на съезде композиторов в Москве. В перерыве стали его расспрашивать: «Какую консерваторию окончили?» Можете представить себе удивление вопрошавших, когда сопровождавший Абдуллу агая кураист разъяснил, что никто, абсолютно никто не работал над голосом певца, кроме самой природы. В репертуаре Абдуллы Султанова около шестидесяти народных песен, в их числе редко исполняемые «Сандыузак», «Хисам», «Тафтиляу». Самые любимые - «Буранбай» и «Урал». «Буранбай», кстати, в республике никто из певцов не может исполнять таким высоким голосом.
Москва, Ульяновск, Самара, города Германии, Португалии, Франции, Польши, Румынии и ближнего зарубежья памятны Абдулле агаю по выступлениям. «Неужели тем, кто не знает наш башкирский язык, было интересно Вас слушать?» - удивилась я как-то в разговоре с ним. Абдулла агай не обиделся, лишь поучительно заметил: «Голос везде понимают».
Вместе с кураистом Юлаем Гайнетдиновым в 1988 году Абдулла агай ездил в Москву на фирму «Мелодия» - записывать пластинку. В студию, как потом расскажет Юлай Гайнетдинов, сбежались оказавшиеся рядом работники фирмы, которых, казалось бы, трудно было чем-то удивить. Спрашивали: «Из какой страны приехал певец и какую малознакомую классику исполняет?» Оператор всем повторял одну и ту же фразу: «Гениальный башкир».
Гениальный башкир с редким голосом так и остался самодеятельным певцом. Самородком без огранки. Настоящий талант, как это ни прискорбно, не умели ценить в советское время. Свидетельство тому - целый ряд известных людей, получивших не только мировое признание, но и достойные условия жизни лишь за границей. Абдуллу Султанова хвалили, им восторгались как редким чудом из народа, приглашали выступать на концертах, от которых он никогда не отказывался, но об обустройстве его жизни тогда никто особо не думал.
Долгие годы Абдулла агай жил в обветшалом доме. В предоставленную в городе квартиру он так и не смог переехать, хотя не раз собирался - пожилому человеку трудно менять свои привычки. Заработанные пастушеским трудом и от личного подворья деньги на безбедную старость по воле правительства в небезызвестный год превратились в никчемные бумажки. Построить свой дом Абдулле агаю не удалось - не мастеровит, признается он. Не дал Всевышний и детей.
В последние годы отношение к нему изменилось. Причем на государственном уровне. К одному из юбилеев ему передали «под ключ» добротный красивый дом. И это не могло не радовать тех, кто видел, в какой откровенной бедности жил Абдулла агай раньше. Потерявший к тому же в последние годы зрение. В Уфе после очередной репетиции ответственного концерта на бессветофорном перекрестке его сбила машина. На травму головы тогда никто не обратил серьезного внимания, две последующие операции оказались неудачными.
Кто знает, как бы сложилась жизнь Абдуллы агая, родись он в богатой, умеющей и имеющей возможности беречь свои таланты стране. Или стань он профессиональным певцом. Родину и время, как известно, не выбирают... Но в любом случае имя Абдуллы Султанова, народного певца с уникальным голосом и удивительной судьбой, останется в истории моего народа.
Фаниса Тагирова,1994 г.

Кстати
В репертуаре Абдуллы Афзаловича Султанова несколько десятков народных песен узун-куй исторической тематики: песни о войнах и походах («Кахым-туря», «Караван-сарай», «Сыр-Дарья», «Эскадрон», «Армия»), о ссыльных и беглых («Буранбай», «Бииш», «Гумеров», «Шагибарак» и др.), о кантонных начальниках («Колой-кантон», «Альмухамет-кантон», «Турэкей»), о тяжелой доле башкирских женщин («Зюльхизя», «Зюльхабира», «Шаура», «Салимакай», «Гильмияза»). Немало песен посвящено красоте родной земли («Соловей», «Тюяляс», «Урал», «Кук-тау»).
Короткая ссылка на новость: http://uchalinka.ru/~q6Ajh