Французский партизан

Французский партизан
10 Мая 2016
Реабилитироваться Муждабе Шагиеву из Сайтаково помог президент Франции Шарль де Голль, выразив благодарность участникам французского Сопротивления
Был обычным сельским учителем. Когда назначили председателем колхоза, особого восторга, мягко говоря, не испытывал. Но и отказываться не стал, раз коммунист, обязан делать то, что доверили.
В концлагерях полтора года
На фронт ушел в числе первых, сразу с началом войны. Воевал в составе 18-го гвардейского пехотного полка на Первом Белорусском фронте. В декабре 1942 года участвовал в тяжелых боях под Витебском. После очередного, особенно кровопролитного сражения, все чудом уцелевшие были уверены, что их часть уйдет на переформирование. Однако случилось худшее: назад не отвели, а перед позициями с горсткой советских солдат появились танки... Разведка врага работала хорошо - танки шли туда, где у солдат были только винтовки. Раненый в спину и оглушенный близкими разрывами Шагиев с несколькими товарищами попал в плен. Концлагерь был в Витебске. Ему повезло - рядом оказался военнопленный врач, который его и выходил за четыре месяца.
В концлагерях провел полтора года… Военнопленных часто перевозили из одного лагеря в другой. Последний был на французской территории. Тяготы, лишения, унижения, моральные и физические страдания - трудно представить более худшие испытания для человека, чем фашистский плен. Но самые адские условия были именно во Франции. Видимо, таким образом фашисты отыгрывались на советских солдатах за свои военные поражения, ведь перелом уже случился, советские войска наступали. А может специально создавали невыносимые условия: в концлагерь зачастили немецкие офицеры. Они уговаривали вступить в карательный легион по борьбе с французскими партизанами. Наши же думали лишь об одном: как бы вырваться на свободу. Пробиться к своим - совсем уж призрачная мечта, так хоть отомстить, погибнув с оружием в руках…
В партизаны попал
Побег с концлагеря удался только с четвертого раза. С каждым разом их, несломленных, становилось все меньше. Кого-то расстреливали или затравливали злейшими немецкими овчарками, кто-то умирал сам. А среди тех, кто смирялся с горькой участью, были и те, кто становился на сторону врага. Но не Муждаба! В четвертый раз их бежало уже всего 12 человек. Каждый из них знал - за этот побег их точно расстреляют.
- Нас, детей, больше всего потрясали не столько рубцы от пулевых ран, сколько шрамы от собачьих укусов на теле отца. Руки, ноги... Он был просто истерзан. Все это были отметины от предыдущих неудачных побегов. Нам так хотелось услышать рассказы про войну. Однако знали, не стоит об этом расспрашивать. Ему было больно вспоминать. Такой тоской наполнялись его глаза... С разными взглядами приходилось встречаться за свою жизнь, но вот, как у отца, - ни разу, - рассказывает Ляля Ахмадеева, одна из дочерей героя.
Беглецам повезло. Они попали к французским партизанам - макизарам. В составе отряда воевал с апреля 1944 до конца войны. Отважно воевал. Получил награды «Медаль бойца» и «Медаль партизана».
Пускал поезда под откос
- Природные условия в той местности были благоприятными для партизанской войны. Глубокие ущелья, лесистые горы, крутые склоны не только помогали скрываться, но и были удобны для внезапных нападений. Вспоминал, что жить приходилось зачастую в пещерах, их во Франции немало. Голод, холод, дождь, постоянный страх быть обнаруженными. Они устраивали засады на немецких солдат, пускали под откос поезда. Несколько раз приходилось биться с карателями, прорываться из окружения. Отец говорил, в такие минуты они бились насмерть в прямом смысле этого слова, ибо знали, что такое плен. По воспоминаниям отца, командир отряда капитан Браулет всецело доверял советским солдатам, поручая им самые ответственные задания. Особенно запомнился ему бой за город Осер. Партизаны незаметно сосредоточились на окраине города и разом атаковали. Немцы сначала подрастерялись, а потом намертво укрепились в многоэтажном здании, превращенном в неприступную крепость. Несколько раз макизары поднимались на штурм, но тщетно. Тогда командир приказал сжечь дом огнеметом. Обезумившие немцы стали выскакивать из дома, остальные вывесили белый флаг. Сто восемь человек сдались тогда партизанам в плен, - Ляля Муждабаевна рассказала, что отец с трепетом вспоминал своих боевых товарищей.
Отмечал всегда 13 мая - в этот день в 1944 году он был принят в члены Маки (партизан). Ему дважды удалось встретиться с секретарем Французской компартии Морисом Торезом и столько же раз с будущим президентом Франции Шарлем де Голлем. В одном из удостоверений, выданном французами, написано, что товарищ Муждаба Шагиев «добросовестно выполнил свой долг, атакуя своей группой немцев в боях. Участвовал в освобождении департамента Корреза». Там же охарактеризовали его как хорошего дисциплинированного и замечательного солдата.
Вспоминал, как с тяжелыми боями они продвигались к северу Франции и как в городе Тюль соединились с другим партизанским отрядом. В августе 1944 года советские солдаты, действующие ранее в составе французских партизанских отрядов, создали самостоятельный Первый советский партизанский полк из двух батальонов. Муждаба Гареевич рассказывал, что для повышения морально-боевых качеств советских партизан была даже принята «Присяга советского партизана».
Лишили наград и партбилета
«Французы нас провожали торжественно, с такой любовью и искренностью», - вспоминал Муждаба Гареевич.
Мог бы он остаться во Франции? Конечно! Герой Сопротивления входил в окружение соратников из числа местных, в том числе очень влиятельных. Они будто знали, настойчиво предлагали остаться во Франции. Но разве мог он бросить свою Родину? Только вот стране он не был нужен. «Фильтрация» уже началась в Германии - в советской военной комендатуре. Проверяли тщательно. Ему, так сказать, «повезло», оказался не в тюрьме. Но домой не попал. Как неблагонадежного отправили на принудительные работы в Донбасс - на угольные шахты. «Помогли» …раны. Заболел, потому и разрешили вернуться домой.
Но самое страшное ждало впереди. Здесь, уже в Учалах, стараниями кучки местных активистов предстал в глазах земляков жалким военнопленным, чуть ли не изменником Родины.
- Лишение наград, партбилета. Гонения, откровенный надзор как за неблагонадежным… Я сейчас понимаю, тяжелее всех ему было смотреть в наши глаза, на нас повесили клеймо «дети изменника Родины». В семье было одиннадцать детей, надо было кормить их, а от отца шарахались, как от прокаженного. Ему удалось устроиться в колхозе разнорабочим... Мы боялись очень ночи. Страшно боялись. Как и все дети, думаете? Нет, по-особенному - как дети Муждабы Шагиева, - Ляле Муждабаевне до сих пор тяжело вспоминать про тот период. - Мама все задавалась вопросом: почему из органов приезжали за отцом или вечером, или ночью? Уводили конники его, пешего, в райцентр на очередной бессмысленный допрос. Утром вновь отмерял 12 километров обратно и на работу - трудовые будни тянулись своим чередом. Однажды на очередную истерику прокурора: «Я тебя расстреляю!» он спокойно ответил: «Не боялся фашистской пули, неужели думаешь, напугаешь меня?»
Не жаловался никогда!
Все изменилось в одночасье, когда в 1957 году на имя Никиты Хрущева пришло письмо от президента Франции Шарля де Голля, в котором он выразил благодарность советским солдатам - участникам французского Сопротивления. В этом списке было имя и Муждабы Шагиева. Так он в одночасье из изменника стал героем. Вскоре в Свердловской киностудии сняли 15-минутный сюжет про героя. Только после этого ему вернули награды.
- Больше всего он был счастлив тем, что его восстановили в партии. А еще доброе имя вернули. И возвращал партбилет сам секретарь обкома. Знаете, что меня больше всего удивляло в отце? Не помню, чтобы он жаловался на свою судьбу, сетовал на несправедливость партии и власти. Да что там жалобы, мы его и рассерженным никогда не видели, всегда и со всеми был неизменно добросердечен, - Ляля Муждабаевна вспоминает, что поначалу они жили в небольшой избушке, а после «потепления» сумели построить большой дом. Доверили возглавить школу. Учителем, естественно, он был от Бога.
Почти всем одиннадцати детям с супругой дали высшие образования. Многие из них выбрали стезю отца - стали учителями. Есть в семье и военные. Например, полковник ВДВ Асаф Фаррахов имеет пять боевых орденов за участие в боевых операциях в Афганистане и Чечне, за миротворческую службу в Абхазии, Приднестровье и Югославии.
- Наш отец прожил хорошую жизнь, пусть и сложную. Жаль только не получилось осуществить его самую большую мечту - побывать еще раз во Франции, пройтись по местам партизанских боев. А ведь его приглашали и не раз. Однажды даже засобирались, только отец заболел, - вздыхает Ляля Муждабаевна. Умер кавалер двух орденов Отечественной войны, французский партизан, герой Сопротивления Муждаба Шагиев в 1982 году.
Аниса Янбаева.
Короткая ссылка на новость: http://uchalinka.ru/~Jb9C9